Лесной человек

 

     Суета крупных городов и повседневные заботы часто выводят из равновесия моральное состояние обычного обывателя. Бесконечные автомобильные пробки, теснота улиц и личного пространства, стрессовые ситуации на работе, домашние и семейные заботы буквально выбивают из колеи размеренной жизни. А если добавить сюда постоянный шум и испорченную экологию мегаполиса, то вообще можно долго удивляться как мы живем во всем этом кошмаре.

     Поэтому однажды, ребром встал вопрос приобретения загородного жилья. Я понял, что иметь просто дачу недостаточно. Близкое соседство других дачников, хозяйственная конкуренция в виде у кого выше, красивее и больше тоже давит на мое ранимое самомнение. Я решил искать дом где-нибудь в деревенской глубинке, а главным условием для меня стало отсутствие вышеперечисленных пороков современных городов.

     После того, как я обошел большинство риелторов, оказалось, что агенты не в состоянии удовлетворить мои запросы. Безуспешные поиски привели меня в одну из пивных на окраине города, где я заказал бокал пива, рюмку водки и салат из селедки, а затем забился в угол, медленно посасывая пиво и безучастно уставившись в пустоту, стал обдумывать варианты дальнейших действий. И вот тогда ко мне подошел невзрачного вида дедушка тоже с бокалом пива в руках и попросил разрешения составить мне компанию, на что я с радостью согласился.

     Оказалось, что этого старичка прислала за мой столик сама судьба. Он представился как отец Евлампий и сообщил, что является священником в одной небольшой деревеньке. Он немного рассказал о своих прихожанах и деревенском быте. Его истории буквально завораживали, я с открытым ртом и большим интересом внимательно слушал Евлампия и в конце концов узнал, что как и в любой глубинке у них не просто можно купить дом, но один даже давно пустует. Поэтому не долго думая, на следующее утро подобрав священника возле дешевенькой гостиницы, мы отправились в деревню смотреть дом.

     Деревня оказалась в лесистой местности, примерно в тридцати километрах от районного центра. Проезжая по грунтовой дороге, японский джип с завидным упорством преодолевал все ухабы российских дорог, и вскоре из лобового стекла автомобиля сквозь листву деревьев на невысоком холме стали проглядывать несколько неказистых крыш.

    Сказать, что я сразу влюбился в российскую глубинку, значит сказать ничего. Деревня оказалась окружена не просто лесом, а настоящей дикой тайгой, устилавшей окрестные холмы, которые окружали редкие деревянные  дома. Это зеленое море уходило вверх до самого горизонта, постепенно открывая великолепные виды на горы, высотой примерно в два километра.

     Заброшенный дом стоял на окраине деревни и встретил нас пустыми глазницами открытых окон, часть из которых была наспех заколочена грубыми досками. Отец Евлампий сразу распрощался со мной, ссылаясь на неотложные дела, поэтому дальше осматривать дом я отправился один. Тщательно изучив снаружи и внутри видавшую виды постройку, я пришел к заключению, что дом еще простоит пару десятков лет, при условии, что мне удастся сделать его косметический ремонт.

     Приведя захудалое строение в порядок, и отъездив в город и обратно в деревню не один десяток рейсов, у меня наконец-то появился вполне сносный загородный дом в совершенно уединенном и великолепном по красоте месте.

     С тех пор я стал часто ездить в деревню и прекрасно проводить свободное время в своем загородном жилье. Мне удалось познакомиться с большинством местных жителей, которых насчитывалось от силы человек пятьдесят. Из местных достопримечательностей можно было отметить в центре деревни ретранслятор, который по выходным громко вещал радиопередачи российского радио, и там же сельский магазин принадлежащий лицу кавказской национальности. В сельмаге работала молоденькая продавщица Нюрка с очень привлекательной наружностью, которая всегда мило мне улыбалась и охотно разговаривала на отвлеченные темы.

     Но конечно главной местной достопримечательностью было буквально безграничное море тайги. И я стал потихоньку недалеко заходить в лес, гуляя между высоченными деревьями, собирая грибы и рассматривая местную флору и фауну. Постепенно облазив все окрестности, я стал задумывать о походе глубже в лес, однако такой поход мог занять не один день, и поэтому мне нужен был напарник. Идти глубоко в тайгу было опасно из-за хищных животных в виде медведей и тигров, а также из-за высокой вероятности получить неожиданную травму.

     Дома я внимательно изучил топографические карты, тогда систем GPS еще не существовало и приходилось ориентироваться по компасу. Кроме того гуляя по лесу и после общения с местными аборигенами, которые много рассказали о народных приметах таежного ориентирования, мой план похода окончательно созрел. Я выбрал напарника, благо природа наделила нашу семью еще одним мужиком, и пригласил погостить в свой загородный дом родного брата Максима. После приезда в деревню и через некоторое время напившись местной самогонки и обойдя все достопримечательности  включая Нюрку, мы вернулись в дом и я наконец-то спросил его.

     - В тайгу пойдешь?

     Он внимательно посмотрел на меня, а по глазам стало понятно, что Макс заинтересован, но в тоже время напуган неожиданно дерзким предложением. Ведь лес буквально нависал своей громадой над деревней и тем самым демонстрировал свое величие, пугая безбрежными границами. Однако алкоголь взял свое, он ответил икнув.

     - П-пошли.

     - С ночевкой, далеко пойдем.

     - Х-хорошо.

     На следующее утро я боялся, что Макс проспится и откажется от похода, но проснувшись и полечившись остатками самогона он опять осмелел. Через час, собрав провиант и взяв все необходимое на несколько дней, мы отправились в лес.

     Конечно, то, что мы увидели во время похода потрясло нас. Чудесные, сказочные картины дикой тайги поражали воображение и рассказ об этом походе можно растягивать на десятки страниц. Забравшись на одну из гор, мы расположились рядом со скалистым утесом, который обрывался вниз крутым пике на сотню метров, а со дна ущелья до нашего слуха доносился шум горной реки. Сварив нехитрый ужин и расположившись возле палатки, мы возбужденно стали делиться увиденными картинами, согревая желудок взятым с собой крепким алкоголем, и только когда наступила глубокая ночь мы довольные и пьяные улеглись отдыхать.

     Но еще более интересное событие произошло с нами во время обратной дороги. Используя полученные знания и накопленный опыт, я почти не пользовался компасам, выбирая направление движения исходя из народных примет, и иногда нам удавалось набрести на одну из звериных троп. Тогда идти становилось легче и быстрее. И вот когда мы шли по одной из таких троп, неожиданно, не заметив как, буквально окунулись в темный участок леса. Деревья в этом месте росли ближе к друг другу и выглядели они намного древнее своих собратьев. Кроме того, многие из них болели неизвестной болезнью и своими некрасивыми ветками дополняли мрачную картину, пропуская или не пропуская свет таким образом, что игрой тени создавали некое подобие потустороннего пространства.  Чем дальше мы шли по этой тропе, тем темнее и призрачнее становилось окружающее пространство, а спустившись в овраг смрадный и сырой воздух вокруг нас как будто загустел, наполнившись тьмой, которая превратила обезображенные ветки больных деревьев в некое подобие демонов смерти, излучающих своим видом ужас и нагоняющих страх на все живое.

     И тут я встал как вкопанный, а Макс с разбегу налетел на меня и больно ударил в спину. Он что-то сказал, ругнувшись, однако то, что я увидел перед собой начисто отшибло мой слух. Перед нами на пне сидел мужчина, его темный образ был отчетливо виден на фоне веток больных деревьев, а проходящий через них свет отбрасывал на его тело зловещие тени. Макс также увидел мужчину и смог выговорить всего лишь одно слово.

     - Леший.

     - Мужик какой-то, - сказал я в ответ.

     Подойдя немного ближе мы разглядели человека получше. Он оказался в очках, ноги прикрывала брезентовая плащ-палатка, а на коленях он держал открытый ноутбук, в который бесконечно тыкал грязными пальцами, пытаясь его включить. Услышав шум наших шагов мужчина сверкнул стеклами очков, тем самым опять напугав нас необычно мрачным светом, отраженным в нашу сторону. Странным, грудным голосом он произнес.

     - Парни, включите ноут.

     От такого звука, произнесенного так, как будто немой неожиданно обрел дар речи, я вздрогнул. Макс вышел из-за моей спины и подошел к человеку поближе, разглядывая его компьютер. По специальности он программист, поэтому по привычке сразу направился изучать проблему. Ему достаточно было несколько беглых взглядов, чтобы определить причину неполадок и подойдя к мужчине почти сразу ответил.

     - Мужик, у тебя батарея села и смотри, ты где экран то треснул, кристаллы потекли все. Ты не включишь ноут, в ремонт тащи.

     Однако мужчина продолжал повторять с завидным упорством, которое постепенно не то что начинало надоедать, а стало нервировать.

     - Парни, включите ноут, - снова и снова повторял он грудным голосом, сверкая мраком в стеклах и оправой очков.

     Наконец, не выдержав я ругнулся.

     - Да пошел ты, мы домой. Если хочешь пошли с нами, не хочешь, включай дальше свой ноут.

     Я решительно отправился дальше по тропинке, уходя от непонятного мужика, которого немного побаивался, а Макс зачем-то задержался и стал внимательно рассматривать его. И тут слышу, брат сначала ругнулся с испугом в голосе, потом сделал несколько шагов назад, упал, быстро подскочил и затем побежал за мной на ходу выкрикивая.

     - Миха, Миха, у него ног нет и лицо все изувечено.

     - Ты что дурак? – с горяча выкрикнул я, уже в конец выведенный из себя, - если бы у него не было ног, он бы давно их откинул. Пошли быстрее.

     Мы вышли из леса только поздно ночью и от деревни где-то километрах в пяти. Потом еще целый час шли по грунтовой дороге. Макс все не унимался и часто обсуждал мужика в очках, утверждая, что с ним что-то не так, да и мне он ну уж очень странным показался. В конце концов при свете звезд мы добрели до деревни, уставшие как собаки, пришли в дом и сразу легли спать.

     На утро перед отъездом решили зайти в сельмаг, попрощаться с Нюркой. Рассказывая девушке о произошедших событиях мы долго восхищались природой и путешествием, а когда наш рассказ дошел до мужика, то Нюрка мгновенно переменилась, она буквально сжалась в комок, слушая подробное описание человека и медленно стала отходить от нас, открыв рот в немом крике, а глаза округлились и в них явственно стал прослеживаться испуг перемешанный с ужасом.

     - Так это мертвец, - кое-как выговорила девушка.

     - Не может быть, как живой был, - стал возражать я.

     - Это же ученый с города; его в прошлом году машин десять приезжали искать. Он с нашей деревни в лес пошел какую-то спутниковую систему тестировать. Вот и сгинул где-то в тайге. С этим ноутбуком и пошел, – а потом с грустью в голосе, потупив взгляд, девушка добавила, - так и не нашли беднягу.