Глава 20

         Как только люди зашли в здание метро и стали знакомиться друг с другом, неожиданно стало быстро темнеть, и буквально через несколько минут наступила кромешная тьма.

          - Ну вот, опять, - сказал Драйвер, включая фонарик на дуле автомата.

          - Почему так быстро потемнело? - недоуменно произнес Фред.

          - Я вижу сотни мерзких чудовищ вокруг нас, - спокойно изрекла Клиста, оглядывая зал станции.

          Космический полицейский вздрогнул, услышав в темноте незнакомый голос пожилой старухи, а во тьме стали различимы истинные контуры тела ведьмы.

          – Это легион Тьмы, - продолжала банши, - и он только ждет приказа демона Ада, чтобы в один момент разорвать нас на кусочки.

          Из глубины метрополитена доносились звуки копошения и чудовищной возни. Там начало твориться что-то нечеловеческое и страшное, о чем люди даже боялись подумать.

          - В таком случае, нам лучше, как можно быстрее добраться до церкви, - вымолвил детектив.

          Родители Фреда были очень состоятельными и образованными людьми: отец - шеф полицейского отделения даунтауна,  мать - учитель в одной из лучших школ столицы. Они дали своему сыну прекрасное образование, и Фред был старательным учеником. Хорошо изучив историю и религию человеческой цивилизации с древнейших времен, и обладая аналитическим складом ума, он смог разобраться, а также немного понять, почему произошли те или иные события в истории человечества. Детектив прекрасно представлял, кто такой Господь Бог, и чем он мог сейчас им помочь.

          - Я отведу вас туда, - поддержала полицейского Клиста, – Следуйте за мной и постарайтесь не останавливаться по дороге.

          Люди цепочкой вышли из здания метро. На улице сквозь кромешную тьму, из глубины парка, тревожно звучал церковный колокол. Вокруг, в непроглядной темноте, слышались рыки зомби и еще множество новых неузнаваемых странных звуков, всхлипываний, шорохов, вздохов. Вся тьма казалась огромным живым организмом, а все ее чудовища составляли  единое целое. Впереди всех шла Клиста, за ней Мля, внимательно всматриваясь в темноту, затем упирающийся ему в спину Фред (казалось что он боится хоть на секунду упустить из виду широкую спину наемника), зад самого детектива прикрывал второй наемник Нах, за ним Сильвия с Оксаночкой на руках, потом Драйвер, и замыкал цепочку людей Платон, который постоянно оглядывался назад, бубня какую-то несуразицу и прислушиваясь ко всем подозрительным звукам во тьме.

          Хотя Платон был не из робкого десятка, однако его волю и боевой настрой сильно подавляла неизвестность, которую принесла с собой тьма. Когда широко открытые глаза неестественно видели вокруг только непроглядную ночь, создавалось впечатление, что все происходящее нереально и случилось во сне, наполненном множеством ужасных кошмаров. Мозг человека сам пытался дорисовать образы существ, которые издавали столь странные звуки. Эти звуки были слышны то где-то вдалеке, то совсем рядом, и пехотинец дергано поворачивал дуло лазерной винтовки в ту сторону, откуда, по его мнению, должна была появиться опасность.

          Вдруг, когда он в очередной раз повернул оружие на подозрительный шорох, винтовка бойца уперлась в нечто и застряла в нем. Солдат остановился и попытался выдернуть оружие из ловушки, но его сильный рывок не привел ни к какому результату и, более того, кто-то во тьме дернул ружье на себя с такой силой, что это увлекло Платона в сторону неизвестного создания. Мгновенно цепочка людей, продолжающих движение, исчезла, и тьма скрыла их спины. В один момент пехотинец остался совершенно один в кромешной непроглядной темноте и громко заголосил:

          - Стойте! Меня что-то держит!

          Клиста обернулась на крик пехотинца и тут же скомандовала людям:

          - Не останавливайтесь, ему уже ничем не помочь! Бежим!

          Платон не слыхал команды ведьмы, тьма не только скрывала вокруг себя образы, но и глушила часть звуков, не свойственных ее потустороннему естеству, что как раз относилось к человеческой речи. Солдат решил отпустить оружие и бежать за удаляющейся командой, но было уже поздно. Он ошалело стоял в темноте и не мог сообразить, в какую сторону ему двигаться. Неожиданно, со спины пехотинца из тьмы появилось два абсолютно черных глаза и громадная пасть, открытая в широкой улыбке, унизанная бесчисленным количеством острейших как бритва зубов. Кошмарное создание, обладавшее такой пастью, могло легко, не задумываясь, проглотить слона и остаться при этом совершенно голодным. Причем, судя по возникшему образу, морда чудовища была абсолютно плоской. Платон продолжал стоять в нерешительности и сначала не заметил опасности, которая появилась у него за спиной. В поисках хоть какой-нибудь малейшей зацепки, куда идти, он ошалело крутил головой и, медленно поворачиваясь, наконец увидел широкую пасть чудовища. Солдат почувствовал смрадный запах пасти потустороннего создания, в немом приступе кошмарного ужаса широко раскрыл глаза и рот, и в следующий момент чудовище перекусило его пополам.

          По совету Клисты, люди забыли про Платона и, не говоря ни слова, смирясь с его потерей, перешли на бег. Впереди замаячили огни церкви, которые каким-то чудесным образом пробивали кромешную тьму. Постепенно стали появляться контуры здания и еще более отчетливо послышались удары церковного колокола. Клиста расправила крылья и взмыла вверх: люди уже не нуждались в ее помощи и сами бежали на огни церкви. Вскоре стал проглядываться вход в здание, и люди вбежали на лестницу, ведущую внутрь церкви.

 

          Первыми к дверному проему подбежали Мля и Нах, они развернулись и, внимательно вглядываясь в кромешную тьму, забарабанили по дверям, через несколько мгновений к ним подключился детектив. Однако тот внезапно остановился, чуть отошел от двери и воскликнул:

          - Матерь Божья!

          Драйвер с Сильвией чуть отстали, но и они уже подбегали ко входу, когда их настигло то, что увидел Гордон. Ходячая громада углей, спаянная пламенем Ада в человеческий облик, одним резким движением огненно- угольных рук схватила Драйвера за горло и подняла его высоко над землей. Тело мужчины беспомощно повисло в лапах демона, а из его сжатого горла стали раздаваться всхлипы и хрип в беспомощных попытках глотнуть воздуха.

          В ужасе наблюдая беспомощную борьбу за жизнь своего жениха, Сильвия закричала что было мочи. Жар демона не давал подойти близко, и тут девушка, забыв про Оксану, но продолжая держать ее на руках, вдруг перестала вопить и стала умолять демона, и в этот момент несколько пуль разрушили часть углей на его голове.

          - Не-ет! - опять закричала Сильвия, повернувшись назад и увидев детектива с револьвером направленным на демона, - Он убьет его, не стреляйте!

           Фред не слушал ополоумевшую от страха женщину и продолжал стрелять в демона, целясь в глаза.

          - Не-ет! – Сильвия кинулась к детективу.

          Когда она попыталась вырвать оружие у детектива, к ним подлетела Клиста и, помогая себе взмахами мощных крыльев, буквально втолкнула всю эту кучу-малу в уже открытые двери церкви и тут же закрыла их за собой. Мля и Нах схватили брыкающуюся и визжащую благим матом девушку, пытаясь оттащить подальше от двери, постоянно бубня чтобы успокоить ее:

          - Мля, Нах, Мля, Нах…

          Во всей этой возне люди забыли про маленькую девочку, которая осталась стоять у дверей внутри церкви: она тихо всхлипывала и вдруг успокоилась, с интересом разглядывая картинки на своде здания.