Скоротечный бой

 
7 ноября 816 года от конца Великой войны.
Планета Эльбан, город “Калеф семь”.
 
- “Альфа”! Ответьте “Браво”!
   Лейтенант уже две минуты пытался связаться с базой, укрытой где-то в глубоком космосе. 
- “Альфа”! Почему не отвечаете? Я “Браво”, ответьте!
   В трубке переговорного устройства дальней космической связи зажужжало, потом зашуршало, раздался слабый свист, а затем, послышался еле уловимый голос.
- “Альфа”, на связи. “Браво”, доложите обстановку.
- Отряд “Браво” оборудовал убежище Калеф-7Б, просим эвакуации.
   В трубке опять замолчали, через минуту послышалось жужжание и шорох, затем опять появился голос.
- “Браво”, ждите. Узнаю наличие бортов.
   Лейтенанта звали Кортес Гринальди. Он сильно нервничал, его руки дрожали. Рассматривая перед собой старую кирпичную кладку, Кортес обдумывал варианты передислокации к месту эвакуации. Дозорный совсем недавно докладывал о передвижениях вражеских отрядов в двух кварталах от его отряда. Вдруг, боковым зрением лейтенант заметил что солдат, стоящий в охранении около него, пошатнулся, будто пьяный. Кортес тут же повернул к нему голову и вскрикнул от неожиданности:
- Черт, нет! Что такое?!
   Рядовой, сначала ничего не чувствуя, продолжал внимательно смотреть на своего командира, ожидая приказа, но буквально через секунду его охватил приступ паники. На кончике носа солдата появилась капелька крови, его взгляд затуманился, а белки глаз покраснели. Он резко вытер кровь на лице, одновременно пытаясь залезть другой рукой за бронежилет. Его красные глаза округлились, а рот искривился. В попытках выкрикнуть нечленораздельные возгласы ужаса, вызванные болью и страхом за свою жизнь, человек рухнул замертво на бетонный пол, так и не успев издать ни единого звука. Одновременно вместе с ним убитыми упали еще несколько солдат.
- Короли! – заорал лейтенант. – К бою!
   Услышав приказ командира, солдаты мгновенно рассредоточились по ближайшим укрытиям и приняли оружие наизготовку, готовясь к отражению атаки противника. 
   Из-за угла разрушенного здания появились два пеших короля. Стоявший на треноге плазмомет, нацеленный из проема окна на атакующих, коротким свистом оповестил о приближении врага. Оружие загудело, как будто запуская внутри себя турбовинтовые пропеллеры, а еще через секунду  выплюнуло первые сгустки зеленой плазмы. В ответ короли быстро развернули защитные контуры, которые поглотили ее с громким шлепком. За пешими воинами медленно на шести лапах вышел бронетранспортер, похожий на  кибернетический организм, закованный в тяжелый, толстый панцирь. Невысокая антенна на его крыше ярко засветилась синим светом.
- Забрала! – опять заорал лейтенант.
   По команде офицера, автоматика, встроенная в шлемы бойцов, мгновенно опустила забрала у всего отряда. Но по какой-то неизвестной причине не сработала у младшего сержанта Стецько, который в данный момент перезаряжал свое оружие. Тот быстрым движением руки потянулся к шлему, но даже не дотронувшись до забрала, заорал благим матом. Все его мозги вылезали наружу через уши, нос и глаза, выдавливая их из глазниц с громким шлепком. Солдат рухнул замертво, а плазмометы без конца продолжали и продолжали выплевывать плазму по двум пешим королям, защитные экраны которых сильно накалились, окрасившись в красный цвет.
- Гранаты! - выкрикнул лейтенант.
   Двое солдат выстрелили из подствольных гранатометов в сторону врага. Защитные экраны королей взорвались, разметав голубые внутренности их владельцев на десятки метров вокруг. Броненосец остановился, поднял бампер немного вверх, одновременно вытягивая передние лапы и тем самым поднимая свою головную часть еще выше, а затем резко убрав опору, с силой ударил бампером об землю.   
- Ложись! – заорал Кортес.
   Сначала ураганный ветер снес плазмомет вместе с одним из солдат, который спрятался за непрочным укрытием, а те кому повезло, подлетев, больно упали на остатки разрушенных стен. Земля затряслась так, что до основания обрушились руины, еще как-то стоявших в округе зданий и несколько бойцов оказались погребенными под грудой бетонного мусора. 
   Кортес очнулся через минуту после разрушительной атаки инопланетян. В ушах звенело, шлем костюма антирадиационной защиты сорвало с головы ураганом и унесло в неизвестном направлении. Попробовав встать, лейтенант вскрикнул, почувствовав сильную боль в левой ноге. Он закашлял, вдохнув бетонную пыль, которая стояла в воздухе как стена, не давая что-либо разглядеть уже через несколько метров; она проникала в нос, уши, легкие, мешала дышать и не позволяла сосредоточиться. Через минуту, собрав  волю в кулак, лейтенант все-таки смог подняться. Он вытащил термоядерную гранату и на ощупь, выставив одну руку перед собой, сильно прихрамывая и морщась от пронизывающей ногу адской боли, пошел в сторону броненосца. Двигаясь, Кортес несколько раз падал, громко выкрикивая проклятья, продолжая без конца чихать и откашливаться. Наконец появился инопланетный транспорт. Чудовище продолжало стоять на коленях, видимо потеряв всю энергию или просто испытав шок. Кортес быстро выдернул чеку, подкатил гранату под монстра и отскочил в сторону. Яркая вспышка осветила бетонный туман, сжигая его. 
   После того как гриб микротермоядерного взрыва рассеялся, все выжившие в бою солдаты увидели развороченные останки бронетранспортера королей. Кортес медленно вернулся на позиции и пересчитал людей. В его распоряжении оставалось пять бойцов. Потери составил восемь человек убитыми, двое раненых и три солдата отделались легкими царапинами. Кроме этого выяснилось, что коммуникационное оборудование было полностью уничтожено, поэтому оставалось только ждать, когда прилетит обещанная базой  помощь. Лейтенант решил, что остатку отряда “Браво” придется расположиться в убежище Калеф-7Б.
   Выжившие десантники спустились в только что оборудованное ими укрепленное помещение. Временная военная администрация колонии спланировала сеть промежуточных убежищ для эвакуации мирных граждан, которые находились по пути следования групп людей от основного термоядерного бункера до военной базы землян. К сожалению иного пути спасения больше не существовало. Короли контролировали воздушное пространство над городом, а также орбиту планеты. Любые попытки спасти людей по воздуху или эвакуация космическими челноками привела бы к неудаче и человеческим жертвам. Поэтому небольшие группы десантников были доставлены в разные части города для оборудования необходимых сооружений. Эвакуация колонистов должна была начаться в самое ближайшее время.
   У входа в убежище лейтенант оставил одного из солдат наблюдать текущую ситуацию и сообщать о всех передвижениях на поверхности. Затем он скомандовал “отдыхать” всем остальным и произвести профилактику оружия. Солдаты сели группой, стараясь держаться вместе. Бойцы возбужденно обсуждали последние события, описывая свои действия в экстремальной ситуации, давая советы друг другу. Постепенно гул оживленно беседующих солдат стал сходить на нет, а затем рядовые принялись чистить оружие, и увлекшись этим занятием каждый замкнулся в самом себе. Лейтенант отошел от группы солдат, присев на ящиках с провизией. Один из солдат помог ему обработать и перевязать рану на ноге. Наконец наступили долгожданная тишина и спокойствие, Кортес разрешил себе расслабиться; он положил голову на ящик, его глаза уперлись в сырой потолок и мгновенно взгляд лейтенанта затуманился и офицер забылся в крепком сне.
   Гринальди снился родной дом - земная колония «Синий туман» на орбите звезды Вега. Во сне он стоит возле кобальтового завода, высоченные трубы которого прокалывают алые дождевые тучи. Несколько лет назад здесь работал его отец, до того как пропал без вести. Сон продолжается, картинки изменились, теперь все в такую же ненастную погоду Кортес подходит к их родному дому. Мелкими красными каплями начинает накрапывать дождь. Лейтенант, входя внутрь коттеджа, видит сестру. Она проходит мимо него, мило подмигивая. Мать сидит в зале за обеденным столом и внимательно читает какой-то документ, отчетливо видны ее влажные от слез глаза. Начинается сильный дождь, а все вокруг, из-за обилия ржавого металла в воздухе, приобретает кроваво-красный оттенок, сверкают молнии.
- Ма, где Па? – перекрикивая грохот стихии, спрашивает Гринальди. 
   Его слова остаются без внимания. На стене Кортес замечает портрет отца. Он всегда был серьезным и собранным, умел контролировать свои эмоции. Два года назад отец пропал, когда Кортес еще работал в полиции и расследовал дело о серийных убийствах детей. Работая днями и ночами, не жалея никаких сил, оперативник провел огромную работу, опросил десятки свидетелей и составил фоторобот подозреваемой. Через некоторое время группа захвата попробовала арестовать преступницу, но потерпела неудачу а дальнейшие поиски уперлись в тупик. Сразу после этого и исчез отец. Ослепленный неудачами Кортес сильно сдал, стал много пить и дебоширить. В конце концов, лейтенанта, не взирая на его заслуги, попросили уйти из полиции.
   Сон продолжается… За окном дождь заливает широкие окна дома, в зале наступает сумрак и образ матери почти превращается в тень. Она не шевелится. Кортес подходит, чтобы лучше разглядеть тот документ, который так сильно ее расстроил. Вдруг неожиданно в углу комнаты включается допотопный торшер и немного освещает неподвижно сидящую старушку. Слабый искусственный свет искажает тени, он накладывается на ярко красные отблески от непрекращающихся бликов молний, делая их живыми, а происходящее в комнате еще более мрачным и нереальным. Тьма вокруг Кортеса начинает плясать адский хоровод, похожий на танец смерти древних людоедов. Немного испугавшись таких контрастов, Гринальди осторожно заходит за спину женщины. Наклонив голову и почти вплотную приблизившись к затылку матери, лейтенант наконец-то читает текст документа. Кроваво-красными, расплывающимися буквами написано: «Я убила его и убью тебя». 
   Вдруг, сквозь сон, эхом разносятся человеческие возгласы, они постепенно превращаются в слова.
- Лейтенант, лейтенант…
   Текст документа быстро расплывается, образы родного дома и матери исчезают. Перед Гринальди постепенно вырисовываются контуры человеческого лица звездного десантника вооруженных сил Земли. Кортес опять оказался в убежище. Через открытую дверь слышны стрекот выстрелов, крики людей  и ревы зомби.
- Лейтенант, проснитесь. К нам приближаются гражданские. Их преследует скопления зомби.
- Отряд, к оружию. Все на позиции. Прикрыть гражданских. Принимаем эвакуацию, - скомандовал лейтенант, готовясь к бою и выгоняя из своей головы остатки сна.