Глава 1

               Что такое настоящее счастье человек понимает, когда неожиданно освобождается от груза серьезных проблем, свалившихся на него как гром среди ясного неба. Когда он наконец четко знает, что все плохое и неприятное осталось позади, а впереди у него только заботы как удовлетворить свое по истине чудовищное желание отдохнуть и расслабиться.

                Теперь читатель понимает, с каким настроением мы с Нюркой, ступили на землю Гаити в аэропорту Порт-о-Пренсе. С помощью технологий Интернета мне удалось найти великолепную гостиницу на маленьком острове Карибского моря в гаитянских территориальных водах, а улыбчивый темнокожий мачо по имени Мэтью мило объяснил все тонкости курортного отдыха, когда я связался с ним, используя видеоконференцсвязь. Заплатив за шикарные апартаменты довольно кругленькую сумму, мы отправились в путь.

                Но, к сожалению с самого начала наш отдых начал омрачаться пока мелкими неприятностями. Обещанной встречи в аэропорту не получилось. Почему-то улыбчивый мачо не приехал, а только позвонил мне на сотовый примерно через полчаса. Он объяснил как попасть в порт и где стоит яхта, которая отвезет нас на остров. Конечно же он сыпал извинениями и обещаниями бонусов, поэтому успокоившись и опять повеселев мы двинулись дальше.

                - Какие странные люди, - сказала Нюрка, когда мы взяли чемоданы и пошли к выходу, - Одна женщина все время пялилась на меня, причем я не видела, чтобы она хоть раз моргнула.

                - Где эта негодница, - с шуточной интонацией в голосе ответил я и остановился, ища в толпе источник раздражения моей подруги.

                - Да вот же, - Нюрка ткнула пальцем в пустоту, и тут же воскликнула, сделав удивленное лицо, - Ой, исчезла, только что здесь стояла. Как будто испарилась.

               Карибское море встретило нас легким прохладным бризом и ароматным запахом морской воды. Чайки весело кричали, летая между мачтами сотен частных яхт, а их хозяева суетились вокруг них в повседневных заботах приморского жителя. Солнце приятно жгло кожу, напоминая о жарком экваториальном климате.

            Нам без особых трудов удалось найти транспорт, который должен был отвезти нас до гостиницы и честно сказать были приятно удивлены, когда катер оказался вполне комфортабельным и современным. В его деталях даже проглядывалась некоторая роскошь.

              Капитан корабля и его помощник совершенно не понимали ни по-английски, ни по-русски, поэтому всю дорогу до острова мы были предоставлены сами себе, наслаждаясь сказочными морскими пейзажами и обществом друг друга.

           Вскоре на горизонте замаячил маленький зеленый комочек суши, который постепенно превратился в райский уголок на краю земли со всех сторон окруженный безбрежными синими водами атлантического океана. Мы с Нюркой закричали и заплясали от радости, обнимаясь и целуя друг друга, а два гаитянца почему-то очень недобро и с опаской наблюдали за нами совершенно не разделяя нашей безудержной радости. 

            Когда катер почти пришвартовался к причальному мостику, неожиданно рядом с нами возник молодой помощник капитана и внимательно посмотрев на меня, тихо сказал на ломанном английском.

             - Там опасно.

             - Что? – переспросил я, почти не расслышав его голос.

             И тут увидев это, капитан грозно замахал руками и крикнул помощнику на непонятном языке. Тот нехотя ответил ему, еще раз внимательно посмотрел в мои глаза и уходя произнес.

             - Вуду бич.

              - Что? - опять переспросил я, но подбежавший капитан уже толкал нас к трапу, водя руками, будто сгонял мух со своего пирожка.

              - Что он сказал? – спросила Нюрка, когда мы провожали уплывающий катер.

              - Пожелал нам отличного отдыха, - ответил я, легонько поцеловав девушку.

            Песок на пляже оказался просто божественным, мягким как пух и без единого камушка. Мы побросали чемоданы и стали играть в пятнашки, бегая друг за другом как идиоты, а когда у нас кончились силы, то мы плашмя свалились на песчаный пляж. Набирая горстью песок и высыпая его на себя, Нюрка вдруг вытащила резиновый тапочек.

                - Кто-то тапок потерял, - сказала она, засмеявшись, - фу-у, что это?

                Девушка отбросила тапок, поморщившись. Я разглядел незамысловатую обувь, которая на половину была измазана какой-то буро-малиновой грязью. Не поленившись встать, я решил разглядеть поближе, то что может так испачкать обувь, когда вокруг один песок и море. Оказалось, что пляжный тапок был наполовину вымазан кровью. В один момент я вспомнил наши последние мелкие неприятности, а также слова помощника капитана и все это начинало меня тревожить, я стал подозревать, что наши мелкие неприятности постепенно превращаются в серьезные проблемы.

                Вдали острова, среди верхушек пальм проглядывала крыша пятиэтажного отеля. Добравшись до здания по крутым лестницам, мы наконец-то оказались в его холле. Внутри было пустынно, и только несколько отдыхающих сидело на кожаных диванах. Подойдя к стойке ресепшн, я назвал свою фамилию, после чего мы получили ключи от номера и поднялись на четвертый этаж. К счастью апартаменты не расстроили нас, они оказались просторными и светлыми, как на виртуальной экскурсии. Весь оставшийся день мы провели на пляже почти не вылезая из теплой как парное молоко воды, плавая, плескаясь до посинения и загорая до черноты.

                Уже поздно вечером изрядно проголодавшись, мы вернулись в отель. Подходя к своему номеру мы вдруг услышали какой-то странный шум из соседского номера, распологавшегося в паре апартаментов от нашего. Создавалось впечатление, что за дверью постоялец крушит мебель, на кого-то ругаясь.

                - Что там происходит? – спросила Нюрка, насторожившись.

                Я подошел к двери и постучался, однако никто не отреагировал, а сама дверь чуть приоткрылась, окунув меня в тягостную атмосферу происходящего внутри скандала. Я стал отчетливо слышать шаги живущего внутри человека, хотя его самого не видел. Вдруг в коридоре появилась его тень, я отчетливо услышал как он остановился за дверью, тяжело с хрипом дыша, а может даже это был просто тихий рык возмущения хамством непрошенного гостя. И в этот момент я услышал, как взади меня напротив скандального номера, кто-то позвал нас.

                - Эй вы, что вам там надо? – сказал кто-то по-английски. – Быстрее идите сюда.

                Повинуясь приказному тону незнакомца, мы подошли к его двери, а он грубо втолкнул нас к себе в номер, закрыв дверь. Это оказался мужчина лет сорока, с недельной щетиной, неряшливым видом и с сильным запахом перегара. Его звали Джон и он сообщил нам, что прибыл на остров из Америки. В руках он держал дробовик.

                - Что происходит? – спросил я, когда Джон уселся в зале номера, а мы с Нюркой присели там же на диван.

                - Вы что, новенькие?

                - Мы только сегодня в полдень заехали в соседний номер.   

                - Не вздумайте выходить ночью из номера. Гулять по острову под Луной опасно для жизни.

                - Почему? Ведь ночью тут так красиво, - воспротивилась Нюрка.

                - На острове происходит какая-то чертовщина. Постояльцы пропадают без вести, а весь их скарб кто-то прячет. Тут уже был полицейский, но он не нашел никаких улик и вынужден был уплыть обратно в город. А тот, что живет напротив меня никогда не выходит из номера и все время пока я здесь он без конца бушует, орет и рычит. В одну ночь он так орал что я чуть с ума не сошел, и я отчетливо слышал женские и детские крики с просьбой о помощи. Утром я достал дробовик и зашел в его комнату и представьте себе, она был вылизана до блеска, а внутри никого не было, даже никакого намека на то, что в номере кто-то проживает.

                - Что-то мало верится в ваши рассказы. Можно мы пойдем, - сказал я, поднимаясь с дивана, забирая с собой подругу, - а то сегодня у нас был очень насыщенный день. Нам надо отдохнуть.

                - Помните, сидите в номере до самого рассвета, - еще раз предупредил нас Джон перед тем как закрыл за нами дверь.  

                Конечно, читатель уже понял, что мы с Нюркой не стали слушать сумасшедшего американского алкоголика, да еще и отдыхающего в обнимку с дробовиком, а приняв душ и хорошенько перекусив отправились на ночную прогулку по пляжу. Какой русский будет ограничивать себя во время отдыха, обращая внимание на всякие религиозные бредни и сверхъестественную чушь.

                Проходя мимо злополучного номера, где мы слышали скандал, я опять подошел к двери, но на этот раз она была закрыта, и из номера не раздавалось ни единого звука. Я указал пальцем на апартаменты американца, повернувшись к Нюрке, молча покрутил пальцем у виска, а она весело засмеялась. Обнявшись, мы направились на пляж.

                Ночь была великолепна. Мы спустились вниз на чудесный песчаный пляж и гуляя по щиколотку в приливной волне разглядывали ясное звездное небо, упиваясь слабым ночным бризом с ароматом испарений морской воды, после жаркого экваториального дня. На встречу нам попалось несколько прогуливающихся отдыхающих, которые на разных языках поприветствовали нас, а мы в ответ пожелали им доброй ночи. Отдаляясь от отеля все дальше и дальше, вокруг становилось темнее, а шум прилива и шелест пальмовой листвы заглушал звуки человеческой цивилизации. Постепенно ночь делала свое дело, а наши тела все ближе и ближе, и мы опустились на мягкий песок и увлеклись друг другом.

                 Через некоторое время, точно не могу сказать через сколько, вдруг я услышал звук, который резко контрастировал с привычными в данной обстановке.

                 - Милый, что такое? – спросила Нюрка, почувствовав, что я насторожился.

                 - Тс-с, - я приложил палец к губам, а потом сразу скомандовал, - быстрее, за ту упавшую пальму.

                Недалеко от того места, где мы с Нюркой только что предавались плотским утехам, вдруг песок задвигался, потом появилось впечатление, что он буквально потоком стал вырываться из под земли, насыпав небольшую горку в центре, а затем произошло то, во что наши глаза просто отказались поверить. Кучка песка провалилась вниз, образовав небольшую ямку из которой появилась грязная, облезшая человеческая рука. С секунду ее раскрытая пятерня, ясно различимая в лунном свете, не шевелилась, а потом она изогнулась, чтобы нащупать и опереться о поверхность. Затем появилась вторая рука и с силой выпрямившись, они обе вытащили из песка тело существа наполовину похожего на человека, наполовину на мертвеца. В этот момент я на всякий случай ладонью закрыл рот Нюрки, когда услышал как она тихо застонала от страха.

                Существо встало и огляделось. Было заметно, что судя по всему оно раньше было человеком, так как на его теле еще остались оборванные остатки легкой летней рубашки, а прочные нейлоновый плавки до сих пор закрывали его половые органы. Все тело существа покрывали страшнейшие язвы, а кровь давно перестала течь, так как ее не было внутри него. Но еще страшнее был его взгляд, глаза существа помутнели и затянулись огромным бельмом, зрачки в этих глазах просто отсутствовали. Существо прорычало неизвестные звуки похожие на человеческие слова, оглядело местность вокруг и медленно поковыляло в сторону отеля.

                Через пару минут мы пошли по следам существа, которые вскоре свернули в глубину пальмовых зарослей и исчезли в них. Я подобрал кусок дерева поувесистей и мы быстрыми шажками засеменили обратно в гостиницу.

                Обходя злополучный номер на нашем этаже, мы буквально прижимались к противоположной стене, боясь даже взглянуть на его дверь, а проходя мимо апартаментов американца, я тихо постучался к нему.

                - Кто там?

                - Это русские соседи, пустите нас.

                - Какого черта, что вам опять надо? – спросил Джон, когда закрыл за нами входную дверь. - Вы конечно не послушали меня и поперлись на ночь глядя в романтическую прогулку. Мол у этого америкоса совсем чердак съехал.

                - Вы оказались правы, я не верю своим глазам, но здесь происходит что-то дьявольское. Мы видели мертвеца, который вылез на пляже из под песка и направился в сторону отеля.

                - Опять началось. Ложитесь спать у меня в номере. Завтра свяжемся с администрацией острова и если вы захотите, они вывезут вас в город, - заключил американец расстилая кровать.

                - Что значит, если? – удивилась Нюрка.

                - Завтра объясню.        

                На завтра как только офис администрации острова заработал я позвонил Мэтью и потребовал объяснений. Мачо вздохнул и попросил меня успокоиться.

                - Михаил, послушайте пожалуйста, - спокойно обратился ко мне администратор, - Мы знаем об этой проблеме, так же как о ней знает и столичная полиция, но к сожалению мы пока не можем найти преступников. Да, люди пропадают на острове, некоторые видят разные чудеса и уезжают, перепугавшись до седины. И вы поймите нас, мы не можем остановить бизнес, у фирмы и без этого огромные долги, поэтому как можем, мы пытаемся обеспечить безопасность отдыхающих. Похоже, что на острове проживает некая община колдунов вуду, которая недовольна развитием туризма в их вотчине. Но этот остров по праву принадлежит нам и они не имеют никакого права мешать фирме зарабатывать деньги. Если вы захотите, мы в тот же день вывезем вас на материк и вернем обратно ваши деньги, но у нас есть для вас очень выгодное предложение, которое уже принял Джон.

                - Заманчиво, что вы хотите предложить?

                - Мы заплатим сто тысяч долларов, тому кто найдет колдунов и отдаст их в руки правосудия.

                - Мы подумаем? – ответил я, положив трубку.

                - Так что вы теперь знаете, почему я до сих пор здесь и откуда у меня дробовик, - добавил Джон.

                - Сто тысяч долларов, - повторила Нюрка сделав круглые глаза, - но мы же однажды убили упырей - найдем и колдунов.

                На том и порешили, мы остались чтобы покарать и помочь администрации острова арестовать злых колдунов вуду.